Законодательство

Публичный фонд «Гласность»

Центр по инфы и анализу деятельности Русских спецслужб


КГБ: вчера, сейчас, завтра

Международные конференции и круглые столы


Законодательство

Публичный контроль

Спецслужбы и права человека






Москва

[2], (3)

ISBN 5-88445-005-2


Проведение круглых столов и издание их материалов

осуществлено при денежной поддержке программкой

^ «FHARE & TASIS» и Законодательство фондом «NED»


Редакторы: Лена Ознобкина, Лилия Исакова,

Владимир Ойвин, Лена Гришина

Корректор: Луиза Лаврентьева


© Публичный фонд «Гласность», 1995


(3)

Публичный фонд «Гласность»


III-^ IV КРУГЛЫЕ СТОЛЫ


ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО Русской ФЕДЕРАЦИИ

О СПЕЦСЛУЖБАХ


9-10 апреля

10-11 декабря

1994 года


Москва 1995


(4)

Содержание


^ III КРУГЛЫЙ СТОЛ




9 апреля 1994 года

7

10 апреля 1994 года

86




^ IV КРУГЛЫЙ СТОЛ




10 декабря Законодательство 1994 года

129

11 декабря 1994 года

207




ДИСКУССИИ

32, 68, 79, 90, 95, 105, 114, 121, 125, 148, 156, 165, 190, 199, 242, 257, 264, 269




^ Перечень УЧАСТНИКОВ КРУГЛОГО СТОЛА

300

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ

303


(5)


От издателей


С октября 1993 по январь 1995 года Центр инфы и анализа деятельности русских спецслужб Публичного фонда "Гласность" провел 5 "круглых столов" в рамках общей программки "КГБ: вчера, сейчас Законодательство, завтра".

1-ый из их состоялся 3 октября 1993 года, в денек узнаваемых катастрофических событий в Москве. На "круглом столе", в каком приняли роль председатель правления Публичного фонда "Гласность" С. Григорьянц, управляющий группы "Штатский контроль Законодательство" Б. Пустынцев, прошлый шеф ЦРУ У. Колби, зам. председателя Комитета по правам человека ВС РСФСР Н. Аржанников, юристы Д. Шенефилд и А. Рахмилович, бывшие сотрудники КГБ П. Гроза и П. Никулин, управляющий Законодательство американской правозащитной организации К. Мартин и др., дискуссировался вопрос о необходимости и формах парламентского и публичного контроля за спецслужбами. Этот вопрос остается открытым и до настоящего времени.

2-ая встреча профессионалов по Законодательство российскому законодательству о спецслужбах, участниками которой были: депутат Госдумы Сергей Ковалев, правозащитник С. Григорьянц, прошлый шеф КГБ СССР В. Бакатин, зам. секретаря Совета безопасности В. Рубанов, арбитр Конституционного суда Э. Аметистов, депутат Законодательство Госдумы РФ, юрист Б. Золотухин, представитель фонда "Культурная инициатива" (Дж. Сороса) В. Маликова и др., прошла в марте 1994 года. Кроме вопроса о компетентном контроле за приобретающими все огромную власть и воздействие в Законодательство обществе спецслужбами, тут дискуссировалась общая ситуация в области законодательства о спецслужбах.

Материалы последующих 2-ух "круглых столов" – третьего и 4-ого, – проведенных в 1994 году, публикуются в реальном сборнике. Апрельский "круглый стол" имел общий аналитический нрав Законодательство, на декабрьский специалисты представили свои заключения на законопроекты "Об органах контрразведки (6) в РФ", "О борьбе с организованной преступностью", "О борьбе с коррупцией", "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении злодеяний Законодательство" и на три проекта Уголовно-процессуального кодекса РФ. На четвертом "круглом столе" тщательно анализировались поправки, предложенные Центром инфы и анализа деятельности русских спецслужб ОФ "Гласность" к этим проектам. Полный текст поправок имеется Законодательство в архиве Центра.

В январе 1995 г. состоялся 5-ый "круглый стол", который Публичный фонд "Гласность" готовил вместе с Советом Федерации Федерального Собрания РФ. На нем дискуссировалась неувязка информационно-психологической безопасности личности, ставился вопрос Законодательство о необходимости внесения в Муниципальную Думу соответственного законопроекта.

В июле 1995 г. Публичный фонд "Гласность" на собственном шестом "круглом столе" собрал видных юристов, депутатов Госдумы, правозащитников, которые высказали свое мировоззрение о необходимости Законодательство проведения Интернационального публичного суда по войне в Чечне, способного установить меру личной ответственности высших управляющих Рф за развязывание и способы ведения этой войны в согласовании с нормами интернационального права. (7)

III КРУГЛЫЙ СТОЛ Законодательство, 9 апреля 1994 года


^ С. ГРИГОРЬЯНЦ. Хороший денек! Поначалу несколько слов о программке.

На наших конференциях и семинарах мы стремимся к тому, чтоб были представлены, с одной стороны, люди, от которых впрямую зависят решения, а с Законодательство другой – более большие спецы в вопросах, касающихся служб безопасности. Так как они очень заняты, неминуемы некие сдвиги в программке. В нынешнем семинаре, к огорчению, не может принять роль Сергей Адамович Законодательство Ковалев, Председатель Комитета по правам человека Гос Думы. Государь Бритт Снайдер в последний момент сказал о том, что не сможет приехать в Москву, но прислал собственный доклад, который будет сейчас прочитан. И в конце концов Законодательство, Владимир Иристайко, заместитель министра безопасности Украины тоже должен передать свои материалы. Письмо в поддержку нашей работы прислал сенатор Збигнев Ромашевский из Польши, подобные письма мы получили из Эстонии. Не Законодательство сумел приехать государь Джон Шенефилд. Он был одним из инициаторов проведения этого "круглого стола" во время нашей прошлой встречи – 3 октября 1993 года. Разрешите зачитать его письмо.

Переводчик. "К огорчению, я не смогу быть в Законодательство Москве 9 и 10 апреля. Но я желаю, чтоб вы помнили, что Ассоциация американских адвокатов очень заинтересована в Вашей работе и продолжает поддерживать принцип демократического контроля над скрытыми службами безопасности. Мы будем очень внимательно Законодательство следить за теми усилиями, которые решают все те, кто пробует обеспечить законность всех скрытых служб. Возлагаем надежды, что сможем посодействовать Вам в этих усилиях и с нетерпением ожидаем нашей совместной работы Законодательство в дальнейшем.

С лучшими пожеланиями, от всей души ваш Джон Шенефилд." (8)

^ С. ГРИГОРЬЯНЦ


Вступительное слово


Сначала, я желаю поведать, в каких критериях пришлось работать нашему оргкомитету и повсевременно действующему Центру инфы и анализа деятельности русских спецслужб. Полагаю Законодательство, это заслуживает вашего внимания, так как является одним из характеристик отношений спецслужб и общества.

За последние 18 месяцев в руководстве основной службы безопасности страны – Министерства безопасности, сейчас службы контрразведки, – сменилось три Законодательство управляющего. Мы имели дело с господами Баранниковым, Галушко, а на данный момент – с Сергеем Степашиным. С сожалением должен признать, что у нас нет чувства, как будто что-либо серьезно поменялось. Отношение спецслужб к Законодательство обществу остается резко отрицательным, а используемые способы носят часто криминальный нрав. Таким макаром, структурные и кадровые перемены, происходящие у наследников КГБ в последние 18 месяцев, не отразились на их сколько-либо серьезно Законодательство.

Происходившее с нашей организацией в течение этих лет – одно из свидетельств тому. Так, инициатива сотворения нашего комитета ознаменовалась в декабре 1992 г. покушением на убийство 1-го из самых узнаваемых адвокатов – Татьяны Георгиевны Кузнецовой. Прискорбно, да Законодательство и на данный момент, во время реорганизации Министерства безопасности, на наше письмо, переданное конкретно ассистенту Президента по безопасности государю Батурину, до сего времени не получено ответа. В письме содержалась просьба Законодательство о расследовании.

В феврале, мае, декабре 1993 года предпринимались пробы сорвать наши конференции. Броско, что к этим попыткам был привлечен и государь В. Жириновский, делавший это с необычной активностью. Незадолго до конференций Законодательство вдруг прекращали работать телефоны в кабинетах, в моей квартире, у служащих комитета с понятной целью сорвать проведение конференции, перекрыть ее участников и затруднить возможность приезда зарубежных гостей. Мы вели неизменные телефонные переговоры с М Законодательство.С. Восленским, которому русское представительство очевидно не желало выдавать въездные визы на наши семинары и конференции. Некие (9) из приглашенных нами также не смогли приехать конкретно по этой причине.

Итак, изменялось Законодательство управление в службах безопасности, но постоянными оставались способы.

В июле–августе 1993 г. о нас шла дезинформация за рубежом, запугивали служащих, которые в это время оказывались за границей, к примеру, юриста Зою Матвиевскую, грозя ей чуть Законодательство не убийством, если она, возвратившись в Москву, будет продолжать с нами сотрудничать. В Соединенных Штатах была всераспространена информация, как будто я покончил жизнь самоубийством, и потому конференции не будет Законодательство, и т.д.

Дезинформация и инсинуация распространялись и в русских средствах массовой инфы, и по радио, и по телевидению. При этом в особенности отличились начальники отдела по публичным связям, как предшествующий – генерал Андрей Черненко Законодательство, так и сегодняшний – полковник Михайлов. Только наши официальные воззвания к ним с обещаниями обратиться в трибунал с обвинениями в клевете заставляли их просить прощения либо отрешаться от собственных утверждений. Так, полковник Михайлов, выступая Законодательство по столичному телевидению, обвинил меня в том, что я поддерживаю интернациональный терроризм. Андрей Черненко, сегодняшний заместитель министра по печати, утверждал, что Русское правительство переполнено южноамериканскими шпионами, а Фонд Джорджа Сороса является американской Законодательство агентурой. Либо вот такие парадоксы: в ограниченных газетах, таких, как "Русская Наша родина" и "Правда", нас винили в сотрудничестве с ЦРУ, а в так именуемых Либеральных – "Голосе" и "Сейчас" – в сотрудничестве с Законодательство КГБ. Понятно, что источник тут один и тот же.

В конце концов, участников наших конференций – ученых, бывших служащих МВД и КГБ от капитана до генерала, просто-напросто запугивали, добиваясь того, чтоб Законодательство они не участвовали в работе наших конференций. Любопытно, что за три денька до нашей октябрьской конференции Министерством безопасности была запланирована конференция под этим же заглавием. На этой неделе служба контрразведки провела заседание под Законодательство таким же заглавием, что и у нас. Правда, на прошлую конференцию они приглашали и нас, и представителей общественности, а на последнюю – уже нет. Мы не сомневаемся, что разгром кабинета в Законодательство издательстве "Знак-СП", захват материалов конференций, приготовленных к печати, бюллетеней, выпущенных и приготовленных нами, (10) совершался при помощи служб безопасности либо по их инициативе. Но, невзирая на это, невзирая на грабеж и пропажу дискет с Законодательство материалами в новеньком кабинете, мы увлечены и будем продолжать заниматься издательской деятельностью. Тут вы сможете ознакомиться с последними номерами нашего бюллетеня "Муниципальная безопасность и демократия". Кстати, оказывается, грабят не только лишь нас Законодательство – ограблен кабинет Станислава Левченко в Сан-Франциско.

Подозрительно смотрится и грабеж в нашем новеньком небольшом кабинете, случившийся пару недель вспять. У нас нет прямых доказательств, но то, что похитители прихватили Законодательство дискеты, которые нельзя реализовать, и оставили телефакс, который реализовать можно, указывает, что их заинтересовывала информация, а не имущество.

Из произнесенного ясно, в каких тяжелых критериях мы работаем. Но эта работа нужна. Роль в нашей Законодательство конференции Кейт Мартин, которая сделала сильно много в этой области в, США, подтверждает это.

Рассматривая службу безопасности в более широком смысле, а конкретно как единство людей и организаций, связанных Законодательство общим типом мышления, общим типом дела к процессам, происходящим в нашем обществе, приходится признать, что ее воздействие в стране возросло, а не уменьшилось. Это отразилось и в событиях 3–4 октября 1993 года, и в процессе Законодательство и итогах выборной кампании, и почти во всем другом.

^ П. НИКУЛИН


Федеральная служба контрразведки:

меж прошедшим и будущим


Желаю сходу предупредить, что буду выражать свою точку зрения, не претендуя на обобщения. У меня есть кое Законодательство-какая информация, которая, на мой взор, представляет значимый энтузиазм. Если разведка – это 2-ая древная профессия, то, видимо, контрразведку можно именовать третьей. И отсюда, как мне кажется, неослабевающий публичный (11) энтузиазм к дилемме, которой мы Законодательство увлечены, тем паче в наше сложное время.

Особенности критерий деятельности Федеральной службы контрразведки – это переходный период становления новейшей государственности Рф, когда решаются задачки по минимизации экономических и соц последствий разрушения Русского Законодательство Союза. В политическом сознании управления страны, на мой взор, вышло изменение базовых представлений о целях, средствах и ресурсах обеспечения государственной безопасности. Видимо, тут обозначилась ориентация на ценность общечеловеческих ценностей и рвение к Законодательство интеграции Рф в структуры мировой цивилизации. Можно сказать, что мы находимся на середине исторического перехода от концепции баланса сил к концепции баланса интересов – во внешнеполитической сфере и от концепции политической внимательности Законодательство к концепции государственного согласия – во внутренней.

Обеспечение безопасности страны рассматривается на данный момент как всеохватывающая задачка и решать ее нужно политическими, экономическими, научно-техническими, а не только лишь военными средствами. Но Законодательство в массовом сознании и даже в мышлении многих наших политических деятелей представление о содержании и формах обеспечения безопасности до сего времени носит поверхностный нрав. С подачи В. Жириновского вырастает готовность муниципального управления к Законодательство возврату репрессивно-силовых способов разрешения многих конфликтных ситуаций, которыми чревата наша нынешняя жизнь. В этих критериях военно-технические характеристики системы государственной безопасности могут вновь выйти на 1-ое место.

Прямо за Андроповым, заявившим, что мы Законодательство не знали общества, в каком живем, я бы добавил, что мы не знали и организации, в какой в свое время работали. На данный момент сфера нашего неведения сузилась, но Законодательство не пропала. Думаю, пришло время беспристрастного анализа, тем паче что работники контрразведки вышли либо выходят из пожизненного отпуска, куда их выслала неопределенность положения МБ-ФСК. Хотя и сейчас актуально принципиальные интересы Рф Законодательство официально не определены и не закреплены в какой-нибудь доктрине либо концепции государственной безопасности. В этих вопросах у нас были свои величавые учителя, такие, как академик Ю. Рыжов либо присутствующий тут Владимир Рубанов Законодательство, но пока в этой сфере что-то не видно их величавых учеников. (12)

На данный момент тяжело сказать, как в ФСК утвердился авторитет познания, а не авторитет власти. Но, по моему воззрению Законодательство, люди лучше учреждения, и нужно биться за их.

Какие признаки либо "родимые пятна" ФСК унаследовала от КГБ? Какие конфигурации произошли в органах безопасности, не считая "смены пола": если ранее был "комитет", то Законодательство на данный момент это – "служба". Боюсь, что тут, как и в биологии, наследуются не сами признаки, а система их контраста.

На мой взор, ФСК унаследовала систему этих признаков, для искоренения которых будет нужно как минимум Законодательство генная инженерия, имеющая дело с последствиями, которые могут проявиться через три-пять лет. Я имею в виду унаследованный генералитет. Ведь только-только проведенная аттестация отсеяла очень малозначительных представителей системы. Это во Законодательство-1-х.

Во-2-х, многие оперативные работники не понимают, что мы живем в эру становления информационной цивилизации, когда информацию отыскивают, изучат, собирают фактически все. Она стала насущным хлебом экономики. При этом Законодательство эту информацию собирают законно. Я могу сослаться на одно из выступлений небезызвестного государя А. Черненко по телевидению. Он заявил, что "Наша родина находится в кольце зарубежных спецслужб, они все действуют против нее, а кто Законодательство в это не верует, тот или неприятель, или дурачина…" Возражая ему в свое время на страничках журнальчика "Новое время", я писал о том, что, когда идет распад сверхдержавы, энтузиазм мирового общества к Рф Законодательство и СНГ, непременно, довольно высок, и связано это с контролем происходящих в их процессов. К примеру, в совместном заявлении Евро научного фонда и Европейской академии было сказано: "Судя по печатным материалам и Законодательство личным контактам, существует суровая угроза появления незаконного рынка военного и атомного "ноу-хау" и компьютерных программ". К тому же Кодекс Интернациональной торговой палаты предугадывает, что рекламные и социальные исследования проводятся в Законодательство интересах хоть какой компании, хоть какого заинтересованного лица, и информаторы при всем этом остаются анонимными.

Когда наши славные органы сталкиваются с такими процессами, у их сходу появляется образ неприятеля, и подобные деяния и Законодательство заявления стают в заблаговременно определенном свете.

Я думаю, что на данный момент необходимо рассматривать не столько вариант "врагов", сколько вариант "соперников". (13) Естественно, есть нерадивая конкурентность с ее способами промышленного шпионажа, но Законодательство если в каждом коммерсанте созидать политического шпиона, то ФСК не хватит сил и средств с ними биться. Заимствуя аналогию Бисмарка, можно сказать, что ЦРУ и ФСК должны быть как кит Законодательство и слон. Другими словами у каждого из их должна быть своя ниша, а мы, представители штатского общества, должны служить переводчиками и помогать им договариваться о совместных действиях. К тому же моделирование сейчас – это Законодательство законный метод воспроизводства более ценных результатов в практике бизнеса.

Отсюда, думаю, должен последовать конкретный вывод: издавна пора легализовать в сознании контрразведчиков информацию и умственную деятельность как всемирно признанную экономическую категорию. А поэтому нужна предстоящая Законодательство адаптация института секретности к рынку. На самом деле, режим секретности начинает в нашей стране свою вторую жизнь. И его возрождение должно пойти в контексте укрепления экономической безопасности Рф и переводе всего режима Законодательство секретности на экономические рельсы.

А сейчас позвольте мне коротко выложить отдельные характеристики отношений КГБ и неких субъектов публичных отношений. Во-1-х, мне хотелось бы начать с вопроса: "От какого наследия нам приходится Законодательство отрешаться?" Как ни грустно это для нас, бывших работников службы безопасности, но в Высшей школе КГБ висел девиз, который говорил: "Чекисты – цепные псы революции". Не помню, чья там была подпись Законодательство, Дзержинского либо Менжинского, но таковой афоризм был. Чекист был политическим бойцом партии. Помнится на записи передачи "Тема" я через В. Листьева задал вопрос начальнику контрразведки В. Зорину, какой афоризм животрепещущ сейчас Законодательство. Он не сумел отыскать новое определение в форме афоризма. Но отметил, что главное качество современного работника спецслужб – это законопослушность.

Но законопослушность может быть разной. Контрразведчик, выполняя хоть какой приказ хоть какого правительства Законодательство, тоже будет законопослушным. Тем паче что воспитание классовой ненависти ставилось во главу угла всего воспитания и обучения чекистов. При этом контрразведывательная, либо чекистская, наука отличалась не столько предметом, сколько подходом, другими словами презумпцией Законодательство виновности, шпиономанией, подозрительностью, разбавленными значимой толикой эклектизма и софизма. (14)

Потому вопрос об публичном контроле за программками обучения контрразведчиков мне кажется животрепещущим и принципиальным. На данный момент программка почти во всем унаследована Законодательство от прошедшего. Как мне помнится, там есть и раздел "Профилактическая работа органов госбезопасности". Если ранее для этого была какая-то нормативно-правовая база, приемущественно борьба с идейной диверсией, борьба, как гласили, за каждого русского человека Законодательство, то на данный момент данная тема фактически зависла, и тяжело сказать, какой она будет.

Во-2-х, несколько слов о КГБ и государстве. Если ранее к КГБ были претензии как к организации, имеющей Законодательство статус органа муниципального управления и законодательную инициативу, участвующей в формировании политического курса страны и осуществляющей самоконтроль, то и на данный момент, как мы знаем из Положения о ФСК, речь Законодательство о нем идет как об органе муниципального управления.

Мне тяжело откомментировать, что имеют в виду, когда молвят об органе муниципального управления. Но само образование ФСК шло после перестройки Министерства безопасности В. Баранниковым, который Законодательство в свое время исходил не из принципа функций, а из принципа структуры. При этом были сделаны совсем выдуманные и практически непонятные структуры, такие, как "штаб" либо "администрация" министра. Дальше, нас убеждают Законодательство, что вышло сокращение аппарата ведомства со 137 до 75 тыщ человек. Но ведь произошел распад Союза и, естественно, что численность органов безопасности должна была сократиться. Но, как были три строения, набитых людьми, так они и остались. (В Законодательство свое время даже прогуливался смешной рассказ, что Андропов пришел к Брежневу и заявил: "Людей сажать некуда, нужно новое здание строить…", и оно было выстроено.) При этом в число этих 75 тыщ (что Законодательство отмечало и управление ФСК) не входят работники научно-исследовательских, военно-медицинских подразделений и учреждений, персонал по эксплуатации, охране и обслуживанию служебных построек и помещений. Мне хотелось бы услышать, на сколько процентов Законодательство сокращен бюджет. Вот в рамках этого бюджета пусть набирают хоть тыщи, хоть миллионы служащих.

Непонятно, сохранилась ли в бюджете статья 24, которая позволяла прятать средства и содержать структуру КГБ вне лимита численности Законодательство оперативного состава. Начальник управления контрразведывательных операций В. Зорин в интервью "Столичному комсомольцу" 2 марта 1994 г. произнес, что (15) главное в реформах гос безопасности – это преобразование ее в спецслужбу, удаление из системы ФСК карательных и репрессивных Законодательство функций. Он заявил: "Я считаю, что контрразведка появляется и находится там, где есть угроза безопасности Рф, где есть разведывательная деятельность". И тут, естественно, появляется вопрос о КГБ и виде неприятеля. Ранее было Законодательство клише "усиливается и становится все более утонченной агрессивная деятельность зарубежных спецслужб и забугорных антисоветских центров". Я работал в этой системе без малого 30 лет, и из года в год эта деятельность "усиливалась". В. Зорин подхватывает Законодательство эту инициативу и дальше развивает ее. Так, он утверждает, что обширно употребляются нетрадиционные способы и источники в виде различного рода компаний, комиссий, фондов, в том числе информационных. По его Законодательство воззрению, из публикуемых анкет при неплохой обработке можно получить красивую разведывательную информацию, которую иногда не добыть агентурным методом… Осознаете, когда такая идея внушается контрразведчику как управление к действию, рост шпиономании просто обеспечен. Если информацию можно Законодательство получить законно, не добывая её агентурным методом, то что же это все-таки за информация, что же это все-таки за потаенны?

Что касается способов деятельности, то тут я не Законодательство могу согласиться с Сергеем Ивановичем Григорьянцем, когда он гласит об использовании криминальных способов. Сами по для себя способы не могут быть криминальными. Их нельзя вырывать из контекста деятельности, брать вне мотивов и целей субъекта Законодательство. Ведь те же самые способы можно направить и на благо.

Ворачиваясь к нашему главному контрразведчику В. Зорину, я желаю сослаться на статью в "Вестей" от 11 марта 1994 г. под заглавием: "Качество продовольствия Законодательство в Рф – вопрос государственной безопасности". В ней хвалят контрразведку за то, что она в 1993 году направила ряд информационных данных в разные инстанции. Правда, не говорится, какие это данные. Вправду, основным результатом в деятельности Законодательство КГБ часто числилась конкретно информация. Отправлют в ЦК, поставят галочку – и все довольны. Дело изготовлено. А каковой итог, какова реакция, каковы последствия – это тревожило уже еще меньше. Итак вот Законодательство, по словам В. Зорина и по свидетельству "Известий", была представлена информация о вероятной поставке в Россию больших партий свиных мясопродуктов из США, грязных радиоактивными (16) изотопами; о вероятной поставке в Россию грязной сельхозпродукции из Законодательство Турции; об обнаружении большой партии, несколько миллионов банок, детских мясных консервов с завышенным содержанием токсических веществ и т.д.. При этом отмечается, что наказать кого-то за это, привлечь к ответственности очень Законодательство тяжело, потому что нет соответственной правовой базы. Но, во-1-х, я бы не согласился с утверждением, что таковой базы нет. Существует еще Закон РСФСР о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, есть Закон Русской Законодательство Федерации о защите прав потребителя, о сертификации продукции и услуг, о стандартизации, есть постановления Госстандарта Рф, Госсанэпидемнадзора и т.д. И, во-2-х, что самое главное: когда ФСК работает за Госсанэпидемнадзор, Госстандарт, за Законодательство таможенные службы, кто в это время работает за ФСК?

В-3-х, желаю направить ваше внимание на тему "КГБ и общество". Ранее была агентурная сеть, осуществлявшая контроль за обществом. Общество было противником, и потому Законодательство таковой контроль был нужен. В Указе Президента от 21 декабря 1993 г. "О ликвидации МБ РФ" говорится, что система политического сыска законсервирована и просто может быть воссоздана, потому Министерство безопасности нужно повредить. Но, как Законодательство уже говорилось, она законсервирована на "генном уровне" и повредить ее в принципе чуть ли получится. В то же время на данный момент мы смотрим разрушение агентурной работы, следствием чего являются и вооруженный Законодательство терроризм, и национализм, и организованная преступность и т.д.. Ранее, если боец уходил из части с орудием – с пистолетом либо автоматом, – всех поднимали "в ружье", и пока нарушитель не Законодательство был найден, чрезвычайное положение не отменялось. На данный момент же, вы понимаете, исключительно в Москве чуть не каждый денек шумят взрывы, погибают люди. И в этом я усматриваю провал агентурной работы и в Министерстве безопасности Законодательство, и в Министерстве внутренних дел.

Вся нынешняя судебно-уголовная практика такая, что не позволяет эту работу активизировать. К примеру, нескольких "воров в законе" либо "авторитетов" отпустили под залог из-под следствия Законодательство. Сходу во всех газетах подымается шум. А если с ними устанавливают агентурные дела? А если их "приобретают"? И все это происходит на общем фоне беззакония, когда залог вообщем не применяется, когда кутузки переполнены Законодательство, а люди содержатся в скотских критериях, когда (17) нарушаются простые права человека. И на это не реагируют ни следствие, ни прокуратура, ни суды, ни общественность. В таких критериях очень трудно вести агентурную Законодательство работу, а тем паче ее улучшать. Скажем, вызывают внутрикамерного агента на беседу, а когда он ворачивается в камеру и от него пахнет колбасой, которой накормил его следователь, все сокамерники это ощущают Законодательство и начинают подозревать, что он агент МВД либо КГБ.

Мне кажется, что адаптация бывших служащих Госбезопасности в обществе идет тяжело. При этом адаптация нередко понимается так: пришел прошлый сотрудник безопасности на другую работу и Законодательство ему стало отлично в обществе. Думаю, главное в адаптации – это, то, когда обществу будет лучше, если на работу придет сотрудник безопасности и станет делать некоторые функции, потребность в каких испытывает наше общество Законодательство.

Полагаю, что нельзя допускать, чтоб создаваемые ветеранами Госбезопасности фонды, клубы, ассоциации и другие объединения преобразовывались в некоторое подобие параллельных структур страны, нацеленных на "укрепление духа" (как было записано в документах одной последней Законодательство конференции) русской государственности и продолжение чекистских традиций. Я не знаю, правомерно ли бывшим контрразведчикам именовать себя чекистами? Это имя несет на для себя тяжкий, кровавый груз прошедшего, и я призвал бы отрешиться Законодательство от него.

Объединения ветеранов госбезопасности должны быть структурами штатского общества, основная цель которого защищать личность от произвола страны.

В-4-х, я желаю коснуться вопроса "КГБ и личность". Ранее даже мещанин был Законодательство для госбезопасности возможным противником, проводником идейной диверсии. Я уже упоминал, что Ю. Андропов сделал в свое время некоторый политический ход, когда в одном из докладов назначил основным объектом в борьбе с идейной Законодательство диверсией противника конкретно мещанина, являющегося ее основным проводником. Правда, Высшая школа КГБ выступила против «того тезиса и, проявив определенное штатское мужество, достигнула того, что Ю. Андропов отказался от этих слов. Тезис был Законодательство дезавуирован и по всем органам и подразделениям КГБ был разослан 2-ой вариант доклада, где этого тезиса не было. Спустя какое-то время был издан и 3-ий вариант, (18) который вышел в открытой печати Законодательство и есть в известном сборнике публикаций Ю. Андропова.

На данный момент в контрразведке, мне кажется, начинает признаваться усиление личного начала в публичной жизни, но остается к тому же претензия на определение и защиту Законодательство "актуально принципиальных интересов личности". Так сказано в Законе о безопасности. Другими словами Совет безопасности должен определять актуально принципиальные интересы личности. И эта несуразица записана в законе. Чем быстрее это абсурдное положение Законодательство будет изъято из закона – тем лучше.

Если гласить в целом о отношениях КГБ и личности, то идеальнее всего это проследить на отношении ведомства к своим работникам – как к бывшим, так и к Законодательство реальным. Возьмем таковой обычный пример. У нас есть лазарет, в каком висят "Правила поведения хворого", состоящие из 2-ух пт. В пт первом сказано: "Нездоровой должен…", а в пт втором – "Нездоровому воспрещается…". Так и Законодательство во всем остальном. Хотя, естественно, на данный момент мы не можем не возлагать на то, что присутствие в окружении Президента таких людей, как Батурин и Рубанов, и должно в конце концов сломать Законодательство эту тенденцию.

И в конце концов, в-5-х, речь пойдёт о КГБ и экономике. Ранее была финансовая контрразведка, целью которой было содействие чекистскими силами и средствами экономической безопасности страны. В то же Законодательство время в стране насаждался культ секретности, вред от которого составлял 30-40 млрд рублей в год в ценах 1990 года. На данный момент тоже сотворена финансовая контрразведка. И в то же самое время ФСК не Законодательство отрешается от попыток держать под контролем режим секретности, что вызывает сейчас главное опасение – неуж-то наша информационная цивилизация будет строиться под контролем КГБ? Если взять сегодняшнее Положение о ФСК, там сказано последующее Законодательство: "ФСК является центральным органом федеральной гос власти, производит управление деятельностью подведомственных ей органов контрразведки – компаний, учреждений, организаций, воинских частей, учебных заведений, также ведет работу по выявлению, предупреждению и пресечению разведывательно-подрывной Законодательство деятельности зарубежных спецслужб и организаций, противоправных посягательств на конституционный строй и суверенитет" и т.п. Направьте внимание: главное – в разделе "также", а на первом месте стоит то, что это "орган", что Законодательство он (19) "управляет" и уж позже занимается борьбой со спецслужбами и прочее. Может быть, это мелочь, может быть, я придираюсь, но мне кажется, что в Положении о ФСК не видно следов экспертизы ни Законодательство в Госдуме, ни в Совете безопасности, ни в Минюсте, не ощущается никакой суровой научной проработки.

Знают ли работники ФСК Положение о гос службе? Согласно этому положению (Указ Президента от 22 декабря 1993 г.) работник несет Законодательство личную ответственность за правомерность собственных действий и при получении распоряжения для выполнения должен оценить его исходя из убеждений соответствия закону и муниципальным интересам. Другими словами муниципальный служащий, получив для выполнения распоряжение, вызывающее у Законодательство него хоть мельчайшее колебание относительно его правомерности, должен немедленно сказать об этом в письменном виде как собственному конкретному руководителю, так и руководителю, давшему это распоряжение. К огорчению, этот момент Законодательство стопроцентно обойден в Положении о ФСК. А ведь конкретно чувство персональной ответственности, в какой бы трудной ситуации ни оказался человек, защитит его и общество от злодеяния. Есть ли у нашего общества гарантии Законодательство на этот счет? На сей день этот вопрос остается риторическим.

Офицеры КГБ и МБ не пошли на штурм Белоснежного дома, за что поплатились: и "Альфа" наказана, и "Вымпел" расформирован. Но я уверен: офицеры не Законодательство пошли, а прапорщики же могут пойти. А их исключительно в Москве около 12 тыщ человек… Просто в свое время В. Крючков сделал ставку не на ту силу. Прапорщики и офицеры – это люди Законодательство из различных ценностных миров, которые молвят на различных языках.

Нужно сказать, что сегодняшний Закон о гос тайне, над которым в свое время наш институт начинал работать и который в конечном счете был принят Законодательство Верховным Советом, был компромиссным. Приведу только один пример. Заместо пяти-шести министерств, которые наделялись правом начального засекречивания, на данный момент, если не ошибаюсь, их порядка 30 либо более. Это означает, что тотальность засекречивания может Законодательство возродиться в хоть какой момент.

Я желал бы указать еще на один любознательный момент из Положения о ФСК. Идет речь о том, что ФСК, контролируя режим секретности, может заниматься и коммерческой Законодательство потаенной. Цитирую: "…участвует в разработке и реализации мер по (20) защите гос потаенны, определяет главные направления деятельности органов контрразведки в этой сфере, производит контроль за обеспечением сохранности гос потаенны в министерствах и Законодательство ведомствах, на предприятиях, в учреждениях, организациях, – и дальше направьте внимание, – в органах публичных объединений и оказывает им содействие по разработке мер по защите коммерческой потаенны". Я не говорю уже о том, что Законодательство о безопасности не сказано ни слова, как и об ответственности этих органов. Но право контроля, в особенности в публичных организациях – это стоит многого. Хоть какой из вас произнесет: а у нас в организации нет Законодательство гостайны. А я вам скажу, что пришлют по полосы штатской обороны какую-нибудь аннотацию – и вот у вас гостайна, а означает должен быть и госрежим. К вам придет проверяющий, с Законодательство вас начнут брать подписку и т.д., а по другому вас просто закроют. Меж иным, на этот счет Столичной регистрационной палате дано серьезное указание о внесении в утомившись каждой организации Положения об Законодательство критериях штатской обороны.

Потому пока приходится гласить о том, что полная секретность пробует остаться на уровне гос политики, и на это нам нужно направить самое суровое внимание.

В конце концов, КГБ и сми Законодательство. Я думаю, что при исследовании стиля КГБ и ФСК, чем занимаются и должны заниматься сми, главным, на мой взор, должен быть принцип "не навреди". Нужно глядеть не только лишь вереницей, да и иметь Законодательство панорамное зрение – оглядываться вокруг и действовать вкупе и согласованно. Даже наилучшие наши публицисты допускают тут перехлесты как в ту, так и в другую сторону. Мне кажется, что необходимо научиться Законодательство созидать реальную опасность государственной безопасности. 4-ая власть – сми – должны добиваться от спецслужб борьбы с этими реальными опасностями и сразу помогать им в этой борьбе.

В заключение я желал бы сказать, что и Законодательство служба контрразведки в мгновение ока может стать (в том числе методом бездействия) тем троянским жеребцом, в каком наше прошедшее намертво въедет в наше будущее. Либо же ее действительное реформирование поможет нам разорвать с этим прошедшим Законодательство навечно.

И в конце концов, последнее. Из достоверных источников мне стало понятно, что многотомное дело оперативной (21) разработки на Д. Сахарова цело. Уверен, что Н. Галушко об этом знает. Но Законодательство не могу утверждать, что это понятно С. Степашину. В. Бикатин точно не знал – его просто околпачивали. На данный момент маловероятно, чтоб кто-то отдал команду спалить это дело, но почистить его могут. "Ретроспективный анализ" в Законодательство инструментарии КГБ всегда был в ходу.

^ В. РУБАНОВ


Мне хотелось бы начать свое выступление с мысли, которую высказал Юрий Карякин. Это касалось его роли в заседаниях Конституционного суда в качестве очевидца по делу Законодательство КПСС. Думаю, что Карякин один из немногих людей, кто с наибольшей точностью выразил сущность трудности. Он произнес: "Я не могу быть очевидцем, я соучастник". Я говорю это поэтому, что и в Законодательство текущее время длится выяснение, кто был ужаснее, кто лучше, и это тогда, когда ряд людей в недавнешнем прошедшем – проф коммунисты-функционеры – очень стремительно стали проф антикоммунистами. В это не достаточно верится Законодательство. Не считая того, и то и это тяжело считать профессией. Я говорю это, чтоб прояснить сущность препядствия, касающейся органов гос безопасности в прошедшем, связь меж понятиями КГБ и спецслужбы, в том числе Законодательство контрразведка, также связь меж спецслужбами, государством, частью которого являются спецслужбы, и обществом.

На предшествующей конференции "КГБ: вчера, сейчас, завтра" я пробовал провести идея, которая далековато не многим приглянулась, что Комитет гос Законодательство безопасности в свое время врастал в общество через агентурный аппарат. Я высказывался против того, чтоб ложить ответственность за неблаговидные дела агентуры лишь на служащих госбезопасности. Это было состояние общества. В самой структуре Законодательство публичных отношений был заложен метод возвыситься одному человеку над другим методом унижения и наушничества. И это было не только лишь в КГБ. Это был стиль жизни, это было во всех коллективах, и Законодательство, к огорчению, остается к тому же сейчас.

Таковой стиль публичных отношений, такая общественная мораль переносилась и на агентурные дела. (22)

Агентурные дела есть во всех спецслужбах, но качество их находится в зависимости от Законодательство того общества, где эти спецслужбы действуют. В ближайшее время мысль штатского согласия больше занимает разумы политиков. Правда, каждый относится к ней по-своему. Кто-то, естественно, пробует использовать идею штатского согласия и как элемент политической Законодательство конъюнктуры. Но я желал бы сказать, что сама мысль штатского согласия подразумевает такое отношение к прошлому, когда мы должны будем осознать, что дело не в другом человеке, а в нас Законодательство самих.

Я пришел на заседание этого "круглого стола" поэтому, что считаю нужным перебегать от конфронтации меж определенными публичными группами, с одной стороны и спецслужбами – с другой, к языку компромисса, согласия договоренности Законодательство. Конфронтацией делему не решить. Это деструктивный путь. К огорчению, я обязан констатировать, что на нынешнем семинаре такового компромисса, сближения позиций, взаимопонимания пока не происходит. Это видно из состава присутствующих и ощущается по той Законодательство атмосфере, которая аккомпанировала подготовку данного мероприятия. Я знал, что чуть ли сейчас тут будут находиться все, кто был заявлен. Все же, я решил придти, так как нахожусь тут как личное лицо, хотя и Законодательство не могу освободиться от собственной гос должности. Я пришел сюда мыслью штатского согласия, с мыслью преодоления конфронтации меж людьми, которые работают в спецслужбах, с одной стороны, и людьми, которые в свое время Законодательство пострадали от спецслужб – с другой. Это моя штатская позиция.

Я не всегда и не во всем согласен с критикой в отношении спецслужб – она, на мой взор, не всегда отражает реальность Законодательство, в критичных выводах не всегда есть доказательная база. Но на данный момент я не буду вступать в дискуссию по этому поводу. По роду собственной деятельности я повсевременно нахожусь в контакте с представителями Законодательство спецслужб и нередко повторяю, что люди, которые испытали всю силу тяжести репрессий со стороны предшествующего КГБ, заслуживают того, чтоб их чувственные перехлесты можно было осознать и простить и стать, в итоге, выше обид, отыскать метод Законодательство взаимодействия, перейти, в конце концов, к осуществлению идеи штатского и государственного согласия. По другому мы повсевременно будем культивировать конфликт, тем воспроизводя прежние способы деятельности КГБ. (23)

Сейчас несколько слов о нынешней роли Законодательство и месте спецслужб. Как и во наружной политике, период романтичного развития отношений меж Россией и государствами Запада сменяется реальной оценкой друг дружку, так и в деятельности спецслужб наступает прозрение. Полагаю, сейчас мы начинаем Законодательство уходить от иллюзий, которые нарисовали для себя обе стороны. Мы начинаем реально обдумывать свои интересы и осознавать, что мы все таки различные, что наши интересы в целом ряде всевозможных случаев бывают Законодательство конфликтными, что любой из нас должен научиться согласовывать как интересы общества и страны снутри страны, так и национальные интересы различных государств. Мысль перехода от баланса сил к балансу интересов, фактически, подразумевает, что интересы Законодательство могут быть конфликтны, что в этом нет ничего необыкновенного. Принципиально только, чтоб разрешение вероятных конфликтов и противоречий шло цивилизованным методом.

Тут нельзя не коснуться роли особых служб, так как их Законодательство деятельность впрямую связана с преодолением конфликтных интересов, с самим существованием подобного рода конфликтов.

Думаю, что нужно направить внимание на то событие, которое становится все более ясным и русской стороне, – спецслужбы, находящиеся на острие защиты Законодательство муниципальных интересов, занимались и будут заниматься нелегальной деятельностью и чуть ли в последнее время откажутся от нее. Я желал бы кратко откомментировать это. Спектр воззрений в нашем обществе велик: от "разогнать Законодательство КГБ" до "вернуть КГБ". Но в любом даже самом последнем выражении существует какая-то действительная грань, некий собственный момент правды. Молвят, что правда находится кое-где в центре, но я бы уточнил это Законодательство выражение так: меж 2-мя последними точками зрения лежит не правда, а лежит неувязка, которую нужно решить. Потому в нашем случае, речь, видимо, должна идти не о разоблачении спецслужб. Нет безупречной Законодательство страны, безупречного законодательства, нет безупречных спецслужб и нет безупречных отношений меж обществом и спецслужбами. Некие приводят в качестве безупречного эталона английское законодательство. Но в текущее время прототипом демократии по части спецслужб (я Законодательство имею в виду законодательную базу) является Наша родина, а не Англия. Это касается степени закрытости, с которой действуют английские спецслужбы. (24)

Так как в нашей работе участвуют и забугорные коллеги, я желал Законодательство бы перейти от диалога "учитель – ученик" к диалогу равноправных партнеров. Я полагаю, что, невзирая на все трудности демократического процесса, Наша родина сделала собственный, шаг, и можно начинать обсуждение определенных заморочек, касающихся международно-правовых Законодательство договоренностей, структур, устройств контроля за деятельностью спецслужб. В этом смысле можно гласить о тех общих цивилизованных международно важных механизмах, действие которых позволило бы спецслужбам различных государств не выходить из-под контроля, не Законодательство служить инвентарем обострения конфликтов меж державами. И в этой области, по-моему, наш диалог может быть конструктивным. Тем паче что спецслужбы Рф, США и неких других государств уже отыскали общие интересы и общие Законодательство препядствия и сейчас довольно отлично решают многие вопросы вместе. На данный момент спецслужбы официально представляются 2-мя сторонами и уже, в общем-то, не прячется, кто представляет интересы спецслужб, допустим, Рф Законодательство в Соединенных Штатах либо в Англии и соответственно этих государств в Рф.

К огорчению, стереотипы прошедшего иногда действуют во наружной политике, когда решение каких-либо политических заморочек происходит через конфликты спецслужб, когда ни одна Законодательство из сторон не отрешается вести разведывательную деятельность, и ей пробуют придать политический нрав. Я, имею в виду и дело Эймсов, и недавнешний конфликт, связанный со обоюдными демаршами спецслужб РФ и Англии.

Излишнюю Законодательство политизацию во отношениях спецслужб (а эти отношения всегда конфликтны) целенаправлено было бы снимать и не выносить на уровень политических скандалов и политических демаршей. Так как, повторяю, по очень многим вопросам борьбы с Законодательство интернациональным, терроризмом, с нелегальным оборотом наркотиков, с распространением ядерных технологий у нас есть огромное общее поле деятельности. Это общемировая неувязка, неувязка укрепления интернациональной безопасности. И в данном деле Наша родина, США и Законодательство другие страны – союзники.

Мне кажется, что в критике прошедшего мы иногда допускаем определенные перегибы. Это нередко не соответствует реальному публичному сознанию, плохо воспринимается им, что негативно сказывается на государственном самосознании. И этим, кстати Законодательство, ловко пользуются (25) национал-радикалы. И вы понимаете о тех негативных процессах, которые идут у нас сейчас.

Когда не так давно рассматривались вопросы регулирования деятельности спецслужб, нередко можно было слышать, что нужно Законодательство учесть опыт США, Великобритании и других цивилизованных государств. Но есть, на мой взор, различные концепции развития цивилизации. Есть цивилизации западные, европейские, есть восточные и т.д.. И я не желал бы, чтоб Законодательство российскому народу отказывали в праве быть цивилизацией. Это просто-напросто различные цивилизации, различный исторический опыт, а ставить одну цивилизацию выше другой – означает стимулировать рост фашистских настроений, вызывать протест против ущемления государственного Законодательство самолюбия.

Я могу высказать и свою точку зрения на сложные и конфликтные процессы, происходящие в нашем обществе. Может быть, они связаны и с определенной недооценкой тех реальных способностей, которые есть в развитии Законодательство русского общества. Если мы развивались по варианту последнего левого течения, то проскочить на правую крайнюю идею либерализма нашему обществу, думается, очень трудно. Это его разрывает, рождает конфликты. Да, люди привыкли получать от страны Законодательство пособия. Да, они привыкли иметь социальную защиту и т.д. Это действительность. И если к идее сильной социальной функции страны будет добавлена мысль демократии, мне кажется, такое реформированное общество более перспективно Законодательство, и это оправдывает те нагрузки, которые оно испытывает, оказываясь в таком нестабильном состоянии.

Точно так же обстоит дело и с реформированием спецслужб. Естественно, можно по-разному оценивать ход происходящих реформ. У нас пока, естественно Законодательство, не выходит ни безупречного законодательства, ни безупречных структур, ни безупречного кадрового заполнения. Но другого у нас, простите, нет. Потому мы должны быть реалистами и исходить из того, что пробы Законодательство поменять экспертов на людей, может быть, преданных неплохой идее, но без проф познания заморочек привели к тому, что не была решена ни одна неувязка.

Сейчас несколько слов о спецслужбах и конфликте интересов Законодательство. Естественно, одним из аргументов против схожих семинаров и конференций у экспертов будет то, что спецслужбы США, Англии, Германии и других (26) государств не отказались от разведывательной деятельности против Рф. Такая деятельность вправду ведется. Да, Наша родина Законодательство находится в сложном состоянии, в состоянии распада. Непременно, наличие в Рф ядерных технологий принуждает эти страны в интересах собственной безопасности принимать определенные меры. Но, с другой стороны, нельзя опровергать и то Законодательство, что сбор инфы о Рф вырастает и активность разведывательной деятельности усиливается. Это не подозрения и не шпиономания, а действительность. Но идти к новенькому конфликту спецслужб нельзя – это повлечет за собой непредсказуемые последствия. Полагаю Законодательство, что эта неувязка может быть решена только при помощи юридических средств, лишь на базе закона и законности, включая как национальное законодательство, так и международные правовые режимы, в рамках которых Законодательство действуют спецслужбы.

Выступая не так давно на конференции, которая проводилась ФСК, я высказал свою позицию, что контрразведка в современных критериях не может бездействовать. Может быть, это будет не в особенности приятно представителям других государств Законодательство, но прямо скажу, что пробы сделать антироссийские союзы есть. Да их и не очень скрывают. И мысль "Партнерство ради мира" рядом государств употребляется для того, чтоб занять антироссийскую позицию. Некие Законодательство политические деятели в этой ситуации в Европе играют провокационную роль. Естественно, муниципальные деятели и демократическая общественность должны находить методы разрешать конфликты на строго правовом уровне. Не буду приводить примеров, а их огромное количество Законодательство, но скажу, что другие из наших бывших союзников допускают по отношению к русским дипломатам деяния, которые можно именовать оскорбительными. У нашего страны сейчас, на мой взор, хватает мудрости, чтоб эти скандалы не раздувать, чтоб Законодательство не делать по ним демарши и т.д., но поводов для этого довольно.

Повторяю, единственный метод цивилизованно избежать конфликтов – укрепление законодательства и законности, включая международное правовое регулирование отношений.

Хотелось бы также направить Законодательство внимание на то, что в Конституцию введено несколько новых, не узнаваемых ранее российскому законодательству положений. Они являются защитными мерами и правовой гарантией от вероятного произвола спецслужб. Но, естественно, нужны механизмы реализации Законодательство этих положений. (27)

Сергей Иванович Григорьянц гласил о нападении на их кабинет, о похищении документов и материалов. Но в Конституции есть статья, в какой говорится, что каждый имеет право для возмещения вреда Законодательство, причиненного нелегальными действиями органов гос власти и должностных лиц. Есть также статья, которая возмещение причиненного вреда ложит на правительство. Другими словами определенные гарантии есть, и когда будет определен механизм реализации, то Законодательство уверяю вас, любые спецслужбы будут поставлены под контроль муниципальных структур, если пойдет речь о возмещении вреда.

Конституция содержит довольно большой потенциал для защиты прав и свобод людей. Это база, которую нужно развивать Законодательство, это база для правовых гарантий от воссоздания прежнего дела, в том числе, к политическим правам людей.

В Конституции оговорен целый ряд бесспорных штатских прав, при этом эти положения имеют нрав прямого деяния. Есть Законодательство такие положения, которые закрепляют недопустимость какого-нибудь законодательного конфигурации в сторону наименьших гарантий, чем предоставленные Конституцией.

Ограничить права и свободы людей в интересах социальной безопасности и защиты интересов других людей можно Законодательство лишь на основании Федерального закона и судебного решения. Полагаю, что это очень мощная степень защиты, и уверяю вас, что практика получения санкций особыми службами в судах подтверждает это. Я участвовал в аттестации служащих Федеральной Законодательство службы контрразведки. Правовые вопросы были предметом нашего особенного внимания. Мы изучили, как их понимают сотрудники. Броско, что хотя в ФСК осталась большая часть тех же людей, но их психология приметно поменялась Законодательство. В текущее время в деятельности органов Федеральной службы контрразведки непременно находится мысль законопослушания. Это тоже служит определенной гарантией от вероятного произвола. Общее настроение сейчас таково, что нелегальных распоряжений, нелегальных действий не должно Законодательство быть (это соображает и руководящий состав и люди, которые проходили аттестацию). На мой взор, у нас есть достаточные гарантии того, что деятельность спецслужб будет легитимна.

В новейшей Конституции существует и очередной уровень Законодательство защиты. Это статья 15, в какой говорится об неотклонимой (28) публикации закона и о том, что к гражданину не могут применяться законы, затрагивающие его права, свободу и обязанности, если эти законы не размещены Законодательство. И вы понимаете финал дела Мирзоянова. Невзирая на то, что определенные политические силы пробовали довести дело до прибыльного для их решения, этого не случилось, так как ряд законодательных норм позволил сделать неосуществимой Законодательство судебную функцию с нарушением законодательства.

Существует еще одна форма защиты – интернациональная правовая защита. В Конституции сказано, что нормы интернационального права и Интернациональный контракт в Русской Федерации являются частью государственной законодательной системы, тем Законодательство в Конституции заложен принцип приоритета норм интернационального права. В процедуре же имеется возможность использовать нормы интернационального права и международные правовые университеты для защиты прав и свобод гражданина. В связи с этим мне Законодательство кажется, что наш "круглый стол" мог бы поработать над вопросами развития системы интернациональных правовых гарантий, хотя нужно сказать, что нынешняя Наша родина далековато не самая недемократическая страна. Можно обсудить и вопросы, связанные с теми диктаторскими Законодательство режимами, которые, прямо скажем, не в русских интересах. Тут необходимо добиваться восстановления прав человека исходя из норм интернационального права. Я имею виду некие страны на местности бывшего СССР, где задачи с Законодательство правами человека и с защитой от спецслужб еще актуальнее, чем в Рф. Хотя это, непременно, не преуменьшает права общественности получить гарантии от вероятных случайных действий спецслужб Рф.

Важным элементом в нынешней политической Законодательство практике должно стать приведение законодательства в соответствие с Конституцией. Я гласил о конституционных нормах, но юридических и организационных устройств для защиты и реализации тех прав, которые изложены Конституции, пока очевидно Законодательство недостаточно.

Я согласен с той критикой, которая прозвучала тут из уст Петра Сергеевича Никулина относительно Положения о ФСК. Могу, но, в связи с этим сказать последующее. Конкретно соблюдение принципа законности не позволило сделать этот Законодательство документ более прогрессивным, хотя политически воля на это была. Положение проходило экспертизу в аппарате службы безопасности. Ознакомившись с этим документом (29) я, непременно, направил внимание на то, что препядствия коммерческой потаенны – это Законодательство не препядствия общественного права деятельности органов гос власти либо спецслужб. Но, к огорчению, есть ряд законодательных установлений – Закон о безопасности и другие, – которые не отменены, которые действуют, и где эти функции, включая защиту муниципальных Законодательство секретов, записаны за Федеральной службой контрразведки. Как быть? Ведь нет другого органа. Означает, муниципальная функция должна провалиться?

Петр Сергеевич Никулин был прав, отмечая эти недочеты положения. Но я уверен, что приведение Законодательство законодательства в соответствие с конституционными установлениями создаст правовую базу для того, чтоб конфигурации таких ведомственных документов, как Положение о Федеральной службе контрразведки, проводилось в общем контексте конфигураций законодательства. А для этого нужно дать Законодательство юридические средства.

Что касается разработки положения, естественно, вопрос пикантный. Этим занимается довольно узенький круг профессионалов. Но никто не воспрещает общественности более интенсивно участвовать в наработке общей законодательной базы. Это как раз Законодательство и позволяет создавать юридические гарантии и юридические базы для приведения деятельности спецслужб в полное соответствие с нормами действующей Конституции, в каких закреплены огромные гарантии прав личности.

Естественно, неувязка взаимодействия меж спецслужбами и экономикой Законодательство существует. Она связана с тем, что на уровне механизма муниципального управления и на уровне законодательства до конца не доведены принципы разделения ответственности меж государством и предприятиями. Многие вопросы, которые Законодательство требуют решения на уровне гражданско-правовых отношений, не решаются на государственно-правовом уровне. Это механизмы, связанные и с заключением договоров, и с нарушением коммерческой потаенны и т.д. Эти механизмы пока не Законодательство действуют. Но этот вопрос не решишь критикой деятельности спецслужб. Сейчас люди, которым наносят вред и которые не могут отыскать защиту, обращаются к спецслужбам. Я знаю многих банкиров, довольно демократичных по своим убеждениям, которые Законодательство, имея личную собственность, отыскивают помощи у спецслужб, чтоб использовать механизмы муниципального вмешательства в экономику. И это те, кто, казалось бы, должен действовать (30) обратным методом. Тут от критичных действий нужно перебегать к действиям созидательным. Почему Законодательство, допустим, на сегодня так плохо решаются вопросы защиты прав банков? Да поэтому, что нет обычной страховой деятельности. Нет муниципального страхования коммерческого риска, которое позволило бы решать, в том числе, и Законодательство делему надежности напарника. Это и есть сфера экономической деятельности, которая должна регулироваться при помощи муниципальных структур. Но они должны действовать не как приказной орган, как субъект рыночных отношений. Если политическая либо другая информация о Законодательство партнере будет применена и приведет к коммерческому провалу, то страховая компания на собственной шкуре ощутит негативное воздействие политических пристрастий на те либо другие экономические решения. Инфраструктуры безопасности предпринимательства у нас нет, и Законодательство отсюда происходят многие нехорошие явления. Прежний подход к экономике нередко воспроизводится конкретно из-за этого вакуума безопасности. До того времени пока не будут сделаны обычные страховые компании, специализирующиеся страхованием риска Законодательство, пока не будут сделаны обычные третейские суды (так как в арбитраже нужно год ожидать разбора дела, а средства обесцениваются) – нас будет захлестывать волна насилия. На сей день нет обычной правовой базы, нет устройств, чтоб Законодательство решать денежные коммерческие споры.

Никто не мешает обществу, публичным организациям не ожидать, а помогать строить те механизмы рыночного общения, которые есть в мире. А спецслужбы тут ни при чем.

И последнее Законодательство. Как молвят, права не дают, права берут. И я желал бы на примере экономических прав направить ваше внимание на те экономические структуры, которые являются субъектами новых отношений, при помощи которых мы Законодательство приходим и к новым политическим реалиям. Я говорю о ситуации, возникающей сейчас меж банками и спецслужбами. К огорчению, начальный шаг перехода к рыночной экономике показал, что в большинстве случаев каждый пробует действовать сам. Некие Законодательство из присутствующих тут отлично знают эту ситуацию. Я не раз пробовал разъяснять новым банкирам, новым бизнесменам, что их невнимание к созданию системы безопасности, основанной на принципах штатского общества, на принципах Законодательство штатского права, – это их общая (31) ошибка. К огорчению, пока действует закон предельного эгоизма каждой структуры. Они считают, что если каждый наймет для себя служащих КГБ, которые имеют связи в обществе, и муниципальных структурах, то Законодательство они решат свои препядствия. Этот подход привел к коррупции, от которой мучается всё общество, привел к жертвам, к разборкам. Потому создаваемые с благими целями структуры для обеспечения безопасности банковской и Законодательство другой деятельности при отсутствии правовых регуляторов часто практически преобразуются в полумафиозные, полубандитские формирования. Очень жалко, но в этом участвуют и наши бывшие коллеги. Надежды, что опыт служащих КГБ, их познания языков, интернациональной практики Законодательство сослужат неплохую службу для общества, не оправдались. Известные обладатели банков уже молвят, что они готовы пойти на всякую муниципальную должность и на всякую заработную плату, что не необходимы им те три Законодательство тыщи баксов, которые они получают… Это уже не неувязка КГБ. Это неувязка развития новых публичных отношений, становление которых проходит очень тяжело. Связана она и с моралью, и с отсутствием правовых регуляторов.

Что Законодательство касается вопросов взаимодействия, то на сей день у нас есть довольно необъятные контакты со спецслужбами безопасности США и других государств. Мы прорабатываем вопрос о разработке интернационального центра экономической безопасности, который позволил Законодательство бы распространить, коль скоро мы перебегаем на традиционный механизм экономической деятельности, традиционные организационно-правовые механизмы защиты в этой сфере. Было бы жалко, если те контакты, которые вероятны с представителями ФБР, и те Законодательство усилия, которые решают муниципальные органы по обеспечению безопасности бизнеса в Русской Федерации, натолкнулись бы на политизированные решения обеих муниципальных структур. А политизированность во отношениях спецслужб пока сохраняется. В деятельности спецслужб нужно перебегать от политических Законодательство обвинений, конфликтных оценок ситуаций и политического манипулирования теми либо другими событиями к правовым вопросам. К примеру, как относиться к деятельности спецслужб США либо Германии, если мы объявили о стратегическом партнерстве Законодательство? До боли просто. Нарушил закон – неси ответственность! Есть нормы, есть законы. И ни к чему дискуссии о том, отлично действует другая сторона либо плохо. Правонарушитель есть правонарушитель. Пусть даже он собственный. (32) Если сторона Законодательство, ведущая разведку, не будет преступать рамки закона – конфликтов не будет.

Несколько слов о деле Эймсов. Тяжело в политике преподносить как свершившийся факт то, что еще не подтверждено в суде. Как же презумпция невиновности? А Законодательство такие факты нередко употребляются в политических целях. Думаю, нужно глядеть на подобные действия реально. Но реализм не следует обременять политическими пристрастиями. Только законодательство, только четкость закона, только правовые оценки Законодательство должны быть положены в базу всех действий и заявлений. Это обычный цивилизованный путь.

Наш "круглый стол" именуется "Законодательство Рф и службы безопасности". Мне кажется, что это и должно стать предметом предстоящего обсуждения.

Дискуссия



zakonodatelstvo-rossijskoj-federacii-o-nedrah.html
zakonodatelstvo-stran-obse-na-sajte-byuro-po-demokraticheskim-institutam-i-pravam-cheloveka-obse-httpwwwlegislationlineorgru.html
zakonodatelstvo-stranica-3.html